За окном шел промозглый дождь. На улице все было пропитано водой, нигде сухого места не увидишь. Даже под большим обнадеживающим каштаном была слякоть. Дождь выстукивал о карниз заунывную мелодию, которая своим мотивом давала понять, что сейчас все нормальные люди должны либо усиленно тосковать, либо просто спать.

  Я собирал рюкзак, хотя и отношу себя к категории «нормальных». Рюкзак был мокрый еще с прошлой смены, от него исходил отвратительный запах плесени и дыма; брызги грязи и дыры дополняли дизайнерские недоработки. Глядя на него, я сразу вспомнил Сережу из своего отряда. «Эх, Сережа, Сережа!». Если бы вы знали что это был за лентяй, все время огрызался, не слушался. А этот еще, дружок его, не помню то ли Петя, то ли Ваня, да, впрочем, и Саша ...

 Настроение сразу ухудшилось, и какое-то время пришлось просто полежать, повинуясь мотивам дождя. Поскольку лежать было совершенно бессмысленно, я продолжил сборы. Положил выцветшую, измятую голубую футболку с колоколом - гордость любого вожатого. Да и впрямь: означаемое полностью соответствовало означаемому! Моя вожатская гордость сейчас находилась именно в таком состоянии. Я сразу вспомнил Никиту, которого вообще выгнали, и тут уже стало действительно тоскливо.

 Я взял в руки книгу, которую должен был обязательно прочесть этим летом, полистал, покрутил в руках, повертел, перечитал название и с досадой кинул ее на кровать: «Зачем она мне! Читать-то все равно некогда! С этими детьми времени свободного ни секунды!» Ракетка для бадминтона проделала такой же путь, следуя за книгой и ведя за собой все остальные предметы личного досуга.

 И в этот момент, когда по логике сюжета должна была грянуть, например, истерика, выпала фотокарточка.

 Откуда - я не помню, да  это совсем и не важно. Лежа на холодном полу, она в миг согрела меня и тщательно прогладила все складки на моей вожатской гордости. С фотокарточки на меня смотрели одиннадцать  слишком уж хорошо знакомых мне ребят. Это был мой отряд! А знаете, что делали все эти дети? Да вы не поверите! Они все, все до единого улыбались! И Сережа, и Никита тоже!

Я спешно под бодрящий напев дождя уложил недостающие вещи в рюкзак, приятно пахнущий дымком. И уже было собрался выходить, как вдруг увидел книгу, сиротливо лежащую на диване.

 Я поднял ее, и тут мне пришла в голову блестящая мысль: «Книгу нужно взять, будем ее на тихом часе вместе с детьми читать!» Я засунул ее в карман рюкзака и тут же вспомнил про ракетку: «И ее надо взять! Открою кружок бадминтона: и мне хорошо и детям польза!»

 Когда я выходил из подъезда, у меня вдруг зазвонил телефон. Я вынул его из кармана, номер был незнакомый.   «Алло, здравствуйте», - пролепетал в трубку чей-то тоненький застенчивый голосок,-«3дравствуйте. Это «имя рек любого вожатого»? Вы будете во второй смене? А то я очень бы хотел попасть к вам отряд! .. »

 Я счастливый, даже растроганный. С глуповатой улыбкой и о чем-то говорящим в руке телефоном опустился на лавку.

 На небе светило яркое солнце. Его никто не видел потому, что оно светило чуть выше туч и дождя. Но оно точно светило, поверьте, я в этом не сомневаюсь.

 Точно так же меня ожидала новая смена, и никакие тучи не могли спрятать от меня ее яркий, теплый свет.

 Крылов Тихон, вожатый

Вожатые лагеря

pust n3 tab m2 fil n3 tuch an spir tih3

Контакты

8-903-510-44-65 д.Виктор

8-925-623-92-31 Никита Сергеевич

anketa@bogoslovo.ru

Место собеседования