Смена 1

24 июня - 9 июля

1smena sm

Смена закончилась.
Просим заявлять о своем желании участвовать в летних сменах лагеря в мае.
(Кто был в лагере два раза и больше - запись в декабре).

Смена 2

13 - 29 июля

pirates

(Смена закончилась)

Просим заявлять о своем желании участвовать в летних сменах лагеря в мае.
(Кто был в лагере два раза и больше - запись в декабре).

Смена 3
4-20 августа

3smena

(осталось 15 мест)

Просим заявлять о своем желании участвовать в летних сменах лагеря в мае.
(Кто был в лагере два раза и больше - запись в декабре).

Телефон начальника 3-й смены: 8-925-623-92-31 Никита Сергеевич.

Доп. телефоны см. в разделе контакты.

Нужен ли ребенку лагерь

 

(мнение  священника)

 

Вопрос о летнем отдыхе наших детей в православном лагере сродни вопросу о том, как вообще воспитывать ребенка в отношении к окружающему миру. Наверное, в идеале (могут думать некоторые православные) было бы лучше, чтобы дети вообще никак со внешним («лежащим во зле») миром не соприкасались бы и обитали бы всю свою земную жизнь «от колыбели до могилы» в неком стерильном в нравственном отношении пространстве, извлекая только положительный опыт, и без особого труда унаследовали бы Царство Небесное. Боюсь, однако, что такого рода чистый эксперимент вряд ли осуществим. И по причине того, что от мира вообще никого нельзя полностью отгородить, и по причине того, что, как говорит Сам Христос: «Царство Небесное силою берется». От мира отгородить нельзя еще и потому, что мир, как  говорят  святые отцы, «совокупность действующих в человеке страстей», имеет в душе каждого человека своих  греховных агентов или соглядатаев. И с этим фактором (проявлениями собственной внутренней греховности) каждому человеку приходится сталкиваться достаточно рано – еще в детстве, в особенности  - с началом периода взросления, становления личности.  Поэтому – далее – неизбежно возникает проблема: что именно и как должен предпринять сам ребенок, а также и взрослые, чтобы, не живя в стерильной атмосфере,  обрести противоядие от греха,  научиться  нравственному труду по преодолению собственного несовершенства, а для начала - осознать необходимость этого труда.

 

 

     И здесь нет одного рецепта на все случаи жизни, точнее – нет одного рецепта на каждого ребенка. Кому-то православный лагерь может быть безусловно полезен, а кому-то может  чем-то и повредить. Но если поставить вопрос, что называется, ребром – «да» или «нет» православному лагерю, то надо сказать -  «да!»  - ведь всегда лучше попытка некоего (пусть и имеющая свои риски) созидания, чем трусливое ничего не делание под предлогом «кабы чего не вышло». В особенности это очевидно, если мы задумаемся, насколько современный светский мир агрессивен в своем массовом наступлении на сознание человека, в особенности – на сознание именно детское, юное – когда секулярная идеология «общества потребления»  использует все современные новейшие технологии «мобильности и повсеместности». И здесь, наверное, более важным является не просто вопль отрицания, сколько – формирования православного пространства, христианской жизнедеятельности, не выпадающей из этого мира, не изолированной от него полностью, но умеющей быть во Христе в этом мире, вовсе не жертвуя Евангелием и заповедями как таковыми,  напротив – находя способы и образы их осуществления. Подобного рода задача это, кончено, весьма серьезный труд и ответственность, но в собственном смысле христианство и не может быть иным, а желанию христианской жизни лень и расслабленность крайне противопоказаны.

 

     Порой говорят, что настоящий православный лагерь  это «общение под присмотром и без препятствий: компьютеров, плееров и электронных игр». Думаю, что сие не есть самое главное достоинство православной «лагерной системы», если таковая вообще существует (отсутствие или контроль над такого рода явлениями современной жизни – совершенно естественно, поскольку  неизбежно должны входить в организационную структуру совместного пребывания в лагере). Главный и важнейший фактор - это, скорее, опыт того, что называется «социализацией», первые пробы самостоятельности и, одновременно, общности уже вне привычной семьи, а также – совместная молитва. Дело здесь также не в принуждении к общей молитве (излишнее формальное принуждение бывает вредно), а в том, чтобы дети ощутили начало соборности в Церкви, когда молитва является и «общей» и, в то же время, ты в ней участвуешь непосредственно,  самостоятельно, приобретая навык и вкус молиться. Так, помню, совершение утренних и вечерних молитв в храме, близ которого базируется лагерь «Богослово»,  лично у меня, как священника, оставляло вполне вдохновенные впечатления – может быть потому, что дети старались молиться сами и храм тот, фактически без иконостаса – с очень упрощенным временным (после советской разрухи), наполнялся действительно живой молитвой. Последнее в деле православного воспитания является самым важным. Можно ребенка водить с собой на все «взрослые» службы, можно причащать его каждую неделю  и – перестараться так, что когда он вырастет, то Церковь перестанет быть для него святой, наскучит - и это становится опытом воспитания «православного атеиста», чему примеров за последние годы мы, к сожалению, имеем немало.  Православный летний лагерь, конечно, не является гарантированным средством формирования верующей личности. Будем считать, что это наша общая попытка наших же детей православием заинтересовать через опыт общения со сверстниками, другими взрослыми и возможный опыт не только совместных дел, труда, но и – молитвы. Можно, конечно, и это все формализировать,  но как раз в такого рода предприятиях взрослым христианам нужно и самим учиться быть живыми и ответственными. То есть, в такого рода мероприятиях многому могут научиться не только дети, но и взрослые.

 

     Иногда спрашивают: «Есть ли опасность «научиться плохому» в лагере, ведь, несмотря на все труды, в лагере всегда бывают дети, которых приходится выгонять?» - или: «Верно ли, что хороший родитель своего ребенка в лагерь не отдаст, ведь если в семье «все в порядке», то лагерь ребенку не нужен?» На это можно ответить, что если, действительно,  в «семье все в порядке» (то есть ребенок живет в атмосфере настоящей христианской родительской любви), то опыт встречи с другими детьми повредить не может. Да, этот опыт может оказаться трудным, содержать в себе определенные риски, но ведь рано или поздно любой человек начинает взрослеть и все равно сталкивается с окружающим миром, зло которого преодолевается только во Христе. А чтобы научиться преодолению зла, нам нужно вообще не бояться жить. Тогда и наши дети будут иметь шанс этого не бояться.

 

Священник Андрей Спиридонов.